Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: 2020 год стал годом глубокой и глобальной поляризации

Традиционно весной эксперты Центра Кантора по изучению современного европейского еврейства на суд общественности представляют ежегодный отчёт об уровне антисемитизма в мире. Данные за 2020 год говорят о том, в целом антисемитских инцидентов стало меньше. Однако сами эксперты, в том числе президент Европейского еврейского конгресса (ЕЕК) Вячеслав Моше Кантор, основавший Центр в 2010 году, уверены: на самом деле проблема усугубилась, а антисемитизм просто приобрёл другие формы.

Президент ЕЕК Вячеслав Моше Кантор: 2020 год стал годом глубокой и глобальной поляризации, фото-1

Год испытаний и беспорядков

2020 год в целом нельзя назвать простым. Вячеслав Кантор и вовсе считает, что первый год пандемии стал прежде всего годом общественных беспорядков и глубокой глобальной поляризации общества. Саму ситуацию в мире в своих выступлениях Кантор нередко сравнивал с автобусом, который завис над пропастью двумя колёсами, и внутри оказались заперты все восемь миллиардов жителей Земли, от рядовых граждан до мировых лидеров. В такой ситуации, подчёркивает Моше Кантор, только от самих пассажиров, от их умения сотрудничать и предпринимать скоординированные действия зависит то, преодолеет ли автобус бездну или же всё мировое общество в неё упадёт.

Проблему Кантор видит в том, что, несмотря на необходимость максимального объединения усилий и совместных действий, многие крупные игроки на мировой арене предпочитают разрываться от противоречий и вступать в конфликты, будь они по экономическим, ядерным, информационным или любым другим поводам. И на фоне этого всего, отмечает Вячеслав Моше Кантор, пандемия обострила проблему с экстремизмом и радикализмом – проблему, которая ещё до начала пандемии уже представляла собой весьма серьёзную угрозу.

С одной стороны, связанные с пандемией ограничения заставили всех, в том числе и самых агрессивно настроенных ксенофобов и антисемитов, оставаться взаперти. В результате этого и снизилось число непосредственных преступлений и физических атак на почве юдофобии, расизма и так далее. Так, за 2020 год статистика зафиксировала лишь 370 нападений с использованием физического насилия на евреев, в то время как в прошлом году число таких случаев приближалось к полутысяче. Среди стран, где эксперты отмечают особенно заметное снижение насильственного антисемитизма, - Великобритания и Франция. Это изменение потому особенно значимо, что за последние годы эти страны входили в число тех, где проявлений антисемитизма было традиционно больше.

Впрочем, сами эксперты, в том числе и Вячеслав Кантор, считают голые цифры о снижении числа преступлений обманчивыми и не вселяющими особенного чувства безопасности. Действительно, улицы и другие общественные пространства в период карантина стали безопаснее, однако сам антисемитизм вовсе не исчез – его носители переместились в сеть интернет, из-за чего резко пошли вверх показатели антисемитизма и ксенофобии вербальных. Нападки, оскорбления, теории заговора – всё это пережило настоящий взрыв в 2020-м.

Эта тенденция на изменение антисемитизма – от физического насилия к вербальным нападкам – отмечается уже не первый год. На смену нападениям, погромам магазинов и кафе, осквернениям еврейских кладбищ и так далее всё чаще приходит ненависть в сети. Причём, как отмечает Кантор и другие специалисты, оскорблениями дело не ограничивается. В частности, период пандемии вызвал небывалый подъём интереса к уже, казалось бы, «устаревшей» форме антисемитизма – теориям заговора, в рамках которых евреев то назначали ответственными за распространение коронавируса, то за укрывание данных о лекарстве о нём.

Концентрация людей и их общественной и личной жизни в интернете привела и совсем к новым формам проявления нетерпимости. Например, отмечают эксперты во главе с Вячеславом Кантором, появилась форма «зум-бомбардировок»: радикалы разных мастей начали взламывать онлайн-встречи и круглые столы с участием раввинов или даже закрытые конференции общин, врываться на них и оскорблять участников.

Вячеслав Моше Кантор отмечает также другую форму антисемитизма – а именно акции и заявления противников карантина и вакцинации, которые тоже взяли на вооружение историю еврейского народа и теперь выставляют себя не меньшими жертвами, чем жертвы Холокоста. Так, подчёркивает Кантор, сам карантин и его ограничения сравнивают с концентрационными лагерями и гетто, а вакцинацию – с медицинскими экспериментами. Антипрививочники и в целом противники вакцинации и вовсе называют себя жертвами преследований и даже носят на одежде жёлтые звёзды. По мнению Кантора, сам факт такого пристального внимания к роли евреев в мировых событиях уже демонстрирует то, что антисемитизм остаётся глубоко укоренённым в обществе и как источник теорий заговора остаётся непобедимым.

Моше Кантор причины ухудшения ситуации с нетерпимостью ещё и в том, что к этому располагает сама ситуация. Изолированные и напуганные люди начинают искать простые решения и ответы на вопросы, кто виноват и что делать. В таком положении, уверен Кантор, все экстремистские и радикальные силы начинают действовать более активно и расширяют своё присутствие – не только в сети, но и в реальном мире.

Учитывая, насколько агрессивными во время пандемии стали разные формы расизма, ксенофобии и антисемитизма, говорит Моше Кантор, борьба с вирусом таким образом стала в какой-то мере и борьбой за общественное здоровье.

От стране к стране

С одной стороны, как отмечают эксперты Центра Кантора, антисемитизм действительно перешёл на просторы интернета, и активность придерживающихся этого мировоззрения людей за прошедший год там стала очень заметка. Однако вместе с этим, в отдельных странах это не повлияло и на проявления антисемитизма физического. Как оказалось, «ненависти на удалёнке» оказалось не достаточно многим антисемитам и ксенофобам.

Так, Вячеслав Моше Кантор отмечает, что на фоне снижения случаев антисемитизма с применением насилия выросло количество нападений на еврейские объекты, особенно открытые и неохраняемые, такие как еврейские кладбища, памятники и мемориалы жертвам Холокоста. По данным Центра Кантора, за 2020 год число подобных случаев увеличилось на четверть. На 19% выросло и число случаев осквернения синагог вандалами и злоумышленниками, подчёркивает Кантор.

В отдельных странах и в вопросе физических нападений злоумышленники пошли в разрез с общей статистикой. Так, в Германии за 2020 год случаев нападений на евреев стало больше – почти на 11% по сравнению с 2019 годом; само число нападений дошло до шестидесяти. По данным экспертов Центра Кантора, основными злоумышленниками при этом выступают радикалы ультраправого толка и радикальные исламисты, однако в полной мере изучить подобные данные невозможно. Во-первых, сами правоохранительные органы не фиксируют, кто именно принимает участие в атаках, нападениях и вандализме, как не сообщают и о политических или религиозных взглядах нападавших. Во-вторых, сами евреи далеко не всегда сообщают о совершённых в отношении них антисемитских нападениях и атаках. Так, в Центре Кантора сообщают, что в среднем только один из четырёх пострадавших членов еврейских общин идёт в полицию с заявлением; в остальном люди нередко не видят в этом смысла. Это и позволяет Вячеславу Моше Кантору и другим исследователям утверждать, что реальных преступлений за прошедший год может быть гораздо больше, и это понимание подрывает чувство безопасности и улучшения ситуации, которое могла бы даровать голая статистика.

Отмечает Вячеслав Моше Кантор и то, что радикально настроенные силы, в том числе ультраправые элементы, всё активнее участвуют и в тех движениях, что выступают против мер по сдерживанию пандемии коронавируса – а это, по мнению Кантора, делает их даже более серьёзной угрозой для общественной безопасности. Параллельно с этим, подчёркивает Моше Кантор, наметилась и другая тревожащая тенденция – а именно то количество экстремистов и радикалов, что стремятся вступить в ряды полиции и вооружённых сил. Опасность подобного явления понятна – так агрессивно настроенные элементы могут получить доступ к оружию и военной подготовке. В качестве примера Вячеслав кантор приводит ситуацию с элитным воинским подразделением KSK в Германии, которые в прошлом году было распущено потому, что в его рядах оказались ультраправые радикалы.

Тяжёлой ситуация с антисемитизмом остаётся в США, стране, которая ещё недавно отмечалась как безопасная по отношению к евреям, однако вот уже два года занимающая лидирующие места по росту и проявлениям нетерпимости по отношению к ним. За 2020 год эксперты Центра Кантора зафиксировали там более сотни нападений и прямых атак на евреев; в случае с оскорблениями и словесными нападками счёт и вовсе сбивается. Первые проявления всплеска антисемитизма, как и в остальном мире, здесь наблюдались на фоне пандемии, однако позже негативные тенденции подхлестнула активность протестного движения Black Lives Matter. Так, некоторые представители этого движения заявляли о том, что евреи символизируют собой «белое превосходство», а то и вовсе олицетворяют собой расизм в США и являются главными рабовладельцами.

Осенью 2020 года, отмечают в Центре Кантора, главным зачинщиком конфликтов стала группировка QAnon: её члены распространяли теории о засилье «сионистов в Вашингтоне», не стеснялись в обвинениях и оскорблениях на улицах американских городов, а также стали самыми активными участниками нападений на Капитолий.

Тревожит экспертов и ситуация на Украине, одной из немногих стран пост-советского пространства, где уровень антисемитизма остаётся высоким, несмотря на снижение его у стран-соседей. При этом, не без удивления отмечают в Центре Кантора, это единственная страна помимо Израиля, которую возглавляет еврей, всячески подчёркивая при этом своё происхождение. Однако при этом уровень антисемитизма в стране не снизился, и сами евреи и их объекты не перестали подвергаться вандализму и нападкам. Так, в августе 2020 года разразился настоящий скандал с хасидами, приехавшими в Умань на могилу своего духовного лидера – антисемитские настроения тогда подогревались на фоне общего недовольства местных жителей.

Окончательным гвоздём в гроб отношений между украинскими властями и еврейским миром Центр Кантора считает решение по присвоению футбольному стадиону в Тернополе имени Романа Шухевича, гауптмана СС, который стоял за «волынской резнёй» 1943 года. Не меньше возмущения вызвали и озвученные планы властей переименовать стадион во Львове, присвоив ему имя Степана Бандеры.

На фоне всего этого в целом антисемитские и юдофобские настроения рядовых граждан лишь усиливаются, подчёркивают в Центре Кантора. Бытовой антисемитизм остаётся очень сильным, даже в тех странах, где снижается число его агрессивных проявлений. Так, до недавнего времени он был распространён и в России, но здесь за прошедший год ситуация значительно улучшилась, считают в Центре Кантора. Сам Моше Кантор и эксперты Центра связывают это с тем, что власти страны, как и правоохранительные органы, относятся к вопросам проявления нетерпимости и антисемитизма гораздо серьёзнее, поэтому и люди в своих бытовых оскорблениях и выражениях стараются быть аккуратнее и осторожнее.

Просвещение против запретов

В Центре Кантора не скрывают, что изменения к лучшему в плане антисемитизма в отдельных странах дают надежду на то, что и в остальных государствах негативные тенденции можно переломить. Подвижки к лучшему есть уже на нескольких уровнях. Так, отмечают в Центре Кантора, всё больше стран на государственном уровне принимают и внедряют единое рабочее определение антисемитизма, представленное Международным Альянсом памяти Холокоста в сотрудничестве с ЕЕК. Как не раз отмечает Вячеслав Моше Кантор, ратуя за принятие определения, оно прежде всего будет полезно правоохранительным органам и судебным системам, поскольку позволит давать более точную юридическую оценку антисемитским инцидентам и нападениям.

Другим позитивным изменением стало и то, что именно в 2020-м году в интернете начался действительно жёсткий контроль за контентом, разжигающим ненависть. В частности, такой контроль ввели интернет-гиганты вроде Google, Twitter, Facebook. Впрочем, как отмечает Вячеслав Кантор, считать подобные запреты панацеей не стоит, проблему разрешить одномоментно они не смогут. Антисемитизм не исчезнет, он просто уйдёт на другие платформы или в подполье, уверен Кантор.

Что действительно может помочь в борьбе с ненавистью, нетерпимостью и предрассудками, считает Кантор, так это просвещение. Особенно актуально это в отношении молодёжи, чьи представители уже сегодня демонстрируют пугающее незнание истории Холокоста, событий Второй мировой войны и так далее. Для молодёжи, уверен Кантор, отдельным испытанием становится и необходимость оставаться взаперти в период становления личности – по сути, главный формирующий этап жизни для многих из них проходит в условиях жёстких ограничений, да ещё и под круглосуточным влиянием социальных сетей и интернета, где как раз разгораются антисемитизм, дезинформация и прочие формы манипуляций общественным мнением и сознанием.

В такой ситуации идти на контакт с молодёжью необходимо, и использовать для этого Кантор предлагает те же инструменты, которыми пользуются они сами – соцсетями, цифровыми средствами связи и интернетом, но доносить действительно важную и значимую информацию.

Профилактика эффективнее лечения, подчёркивает Кантор. Так и привитие правильных ценностей молодым людям будет куда эффективнее, чем попытки бороться с ненавистью, которая уже укоренится во взрослом сознании. Необходимо привлекать лидеров общественного мнения, тех, на кого молодые люди равняются, убеждён Кантор. Просвещение должно быть адаптировано к современным реалиям, должно задействовать форумы, площадки и процессы, которые уже превалируют в информационных потоках современного общества.

Что касается безопасности, то и здесь Вячеслав Кантор находит повод для надежды на улучшение ситуации. Так, в 2021 году проект Центра по безопасности и противодействию кризисам Европейского еврейского конгресса, разработанный совместно с организациями мусульманских, христианских и буддистских общин Европы и направленный на усиление мер безопасности культовых сооружений по всей Европе, получил грант от Еврокомиссии. Эта инициатива, уверен Кантор, не только позволит действительно повлиять на безопасность, но и в целом станет хорошим примером обмена опытом и совместной работы между религиозными общинами – примером для всего общества.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии
Exchange Rates
USD 71,143
EUR 82,592